Как я улетел в Мордовию?

Сказать, что зима 2006 года собственной длительностью достала меня до печенки, означает не сказать ничего. Каждое утро, начиналось с того, что я смотрел в окно на трубу и по дыму определял направление и силу ветра. Зиму я не люблю, а летать зимой тем паче.

На конференции по авиационной безопасности выдали информационный Как я улетел в Мордовию? листок, из которого я вызнал кто из наших воздухоплавателей высоко, далековато и навечно улетает. Информация была жадный, но очень увлекательной, и мне тоже захотелось слетать летом на дальность. Позвонил Станиславу Федорову, неоднократному рекордсмену Рф и рекордсмену мира по воздухоплаванию и поделился своими намерениями. Приехал в «Авгуръ» и Станислав Как я улетел в Мордовию? с Валерием Шкуленко уверили меня, что летом этого делать не следует, из-за сильных тепловых потоков, а лететь необходимо в марте, последний срок начало апреля. Вызнал, что на полет нужно писать и утверждать специальную аннотацию. Лететь расхотелось.

Но не прошло и недели, как я начал ее писать. В Столичном зональном центре (МЗЦ Как я улетел в Мордовию?) люди оказались отличные и посодействовали мне. Через некоторое количество дней, аннотация была утверждена. Зная себя, сообразил, что «Аннушка уже пролила масло» и полет неизбежен. Понимала это и Марина. Технические вопросы решаемы и это зависит только от нас, но, к огорчению, есть вещи, которые от нас не зависят, и можно Как я улетел в Мордовию? рассчитывать лишь на фортуну.

В аннотации на полет непременно должны быть указаны ось маршрута и направление полета, как следует, нужно угадать направление ветра в денек старта. Их восемь, возможность 1:8. Было предвидено, что полет должен производиться в выходные деньки. В неделе их два, возможность 2:7 (пусть даже 1:3). Не тайна, что возможность Как я улетел в Мордовию? того, что два независящих друг от друга действия произойдут сразу, равна произведению их вероятностей, т.е. 1:24. Наобум я записал в аннотации северо-западный ветер, понимая, что угадать один из 24 вариантов нереально, но команде об этом не произнес.

Юрий Таран гласил, что когда они летели со Станиславом Федоровым, им удалось Как я улетел в Мордовию? стартовать только с пятой пробы. Какое же нужно иметь терпение? Все мы люди, и у каждого есть работа, свои препядствия и планы, есть они и у членов команды и у спортивного комиссара и все должны были поступиться ими, чтоб этот полет состоялся. Хорошо я, но было Как я улетел в Мордовию? бы очень грустно за ребят, если б попытка стартовать завершилась неудачей. Это меня подавляло, но старался вести себя так, чтоб никто не увидел. В пятницу 24 марта выехали ко мне на дачу, откуда до намеченных за ранее, вероятных точек старта добираться было относительно неподалеку.

Так и не заснул. Я знал, что в 3 часа Как я улетел в Мордовию? в г. Сухиничи будет запущен радиозонд, который и ответит на вопрос о способности старта. В 4 часа Калужский метеоцентр не только лишь выдал информацию о скоростях ветра по высотам, но точно спрогнозировал тенденцию его конфигурации на 12 часов. Ветер был западный с усилением южной составляющей к концу денька Как я улетел в Мордовию? в нижнем слое. Сказать, что нам подфартило, было бы не верно. Вышло волшебство.

Приняли решение стартовать поблизости г. Алексин. Не было ни какого смысла тащить аэростат за 150 км по разбитой дороге в Медынь, где сначала выделенного коридора было заявлено место старта. Все равно аэростат полетит туда, куда дует ветер. Загрузка прицепа Как я улетел в Мордовию? была такая, что он фактически лег на ограничители. Довольно было изловить два-три ухаба, чтоб переломить его напополам, как уже было в прошедшем году, а упустить выпавший нам шанс мы просто не имели права. Запросил в МЗЦ разрешение на взлет в районе г. Алексин и, получив добро, сказал, что Как я улетел в Мордовию? предстоящая связь будет поддерживаться через управляющего полета Вадима Симакова.

Избрать площадку для старта оказалось не просто из-за высочайшего снежного покрова, но я отлично знал эти места и выбор пал на поселок Иньшино. Это была точка старта, которая ранее нами не рассматривалась. Начали готовить аэростат к старту. Работали Как я улетел в Мордовию? стремительно и слаженно. Расстановка и обязанности членов команды были определены заблаговременно. Баллоны устанавливали и укрепляли по номерам согласно схеме. После подъема оболочки стартовый баллон закрепили на наружной подвеске. Перспектива стоять в корзине в протяжении предполагаемых 9 часов полета, как одинокая цапля на болоте, в последний момент обусловила мое решение Как я улетел в Мордовию? вынести центральный баллон на внешнюю подвеску, что существенно прирастило свободное место в корзине, и позволяло хотя бы согнуть ноги в коленях в случае экстремальной посадки.

Назначенный спортивный комиссар ФАС неутомимый Дамир Менгазетдинов колдовал над устройствами и все опечатывал. Произвели проверку работы связи, закрепили опечатанный барограф, обнулили GPS. Начался стартовый нагрев оболочки и Как я улетел в Мордовию? в 7- 45 аэростат стартовал.

Было согласовано, что по мере подъема до верхней границы эшелона (1200 метров), я буду докладывать скорость и курс, но в суете на старте я надавил на рации не ту кнопку, которую демонстрировал мне Вадим и сбил настройку каналов. С грустью, посмотрев на нее, сообразил, что остался Как я улетел в Мордовию? без радиосвязи, поэтому, что настроить рацию на подходящий канал без помощи других не мог. Снял, и, не выключая, повесил на баллон.

Пройдя весь эшелон, сообразил, что наибольшая скорость 40-42 км/час была в очень узеньком слое на высоте 850-930 метров, и старался не выходить из него. GPS, и высотомер Как я улетел в Мордовию? Brauniger, отлично мне в этом помогали. Незначительно раздражало то, что корзина была несколько перекошена из-за баллонов на наружной подвеске, закрепленных с одной стороны, но по мере их выработки наклон уменьшался. При всех отклонениях по высоте аэростат резко терял скорость, иногда она понижалась до 25 км/час. В протяжении практически 6 часов шел в Как я улетел в Мордовию? этом высокоскоростном потоке.

После старта повсевременно чувствовал какую-то скованность в движениях, и даже нервный озноб, хотя в корзине ветер не чувствовался, было солнечно и тепло. Выработал баллоны наружной подвески и решил перекусить. В полет я взял только две шоколадки, пол литра воды и мало мороженого. По поводу Как я улетел в Мордовию? последнего, мы длительно спорили с Мариной. Она гласила, что там будет холодно, и что я весь перепачкаюсь, но я настоял на собственном. Подкрепился и помыслил, ну что ты трусишься Витя. Летишь в законе, по заявке. Это твоя страна, твое небо. Вырабатывай расслабленно горючее. Посадка все равно неминуема. Озноб прошел, стало Как я улетел в Мордовию? отлично.

Мобильной связи не было практически 3 часа, первым прозвонился Сергей Баженов. Он знал, что я полечу и намедни мы с ним пробовали угадать погоду на 25 марта. Сказал ему характеристики полета, и он пожелал мне фортуны. Позже прозвонились мои, дали подсказку, как настроить рацию. Настроил, но было всего два сеанса Как я улетел в Мордовию? связи. Они не могли за мной угнаться. Сверху было видно, что солидный дорог с запада на восток просто нет. Попросил их прикинуть по количеству газа и курсу, куда я могу улететь, и двигаться туда по неплохим дорогам, не опасаясь выйти из зоны связи. В ответ услышал Как я улетел в Мордовию?, что лечу в Мордовию. Пожелал фортуны и попросил не суетиться и не забывать докладывать в МЗЦ характеристики полета.

Настраиваясь на полет, задумывался, смогу ли я выдержать столько часов одинокого, тупого стояния в тесноватой корзине. Перед полетом стерео систему из корзины пришлось демонтировать. Все оказалось не так, и было чем заняться Как я улетел в Мордовию?. Нужно было повсевременно смотреть, чтоб аэростат не выходил из узенького высокоскоростного слоя.

Из узнаваемых мне тогда полетов наших воздухоплавателей большей средней скорости полета 42,8 км/час удалось достигнуть Сергею Статкевичу, когда он за 6 часов 20 минут преодолел расстояние в 271,1 км. В последствии экипаж Сергея Гришина и Леонида Тюхтяева значительно улучшили этот итог Как я улетел в Мордовию?, пропархав 540 км со средней скоростью 57,3 км/час, установив государственный рекорд дальности полета.

Сначала седьмого часа полета скорость аэростата начала понижаться, и я решил выискать высокоскоростной поток выше. На высоте 1350 метров, снова достигнул скорости 42 км/час, но было надо подниматься медлительнее, я перескочил неплохой высокоскоростной поток на высоте 1200 м Как я улетел в Мордовию?.

Через 7 часов 32 минутки завершилось мороженое. Пропархал маленький город, это был Шатск. Впереди показался лесной массив, которому, казалось, не будет конца. Пересекая его, аэростат за полтора часа пропархал около 60 км и все это время я пробовал рассмотреть понизу следы цивилизации. Ничего, не считая одной широкой просеки ЛЭП и жд Как я улетел в Мордовию? ветки проходящей прямо по границе Рязанской области и Мордовии с маленький станцией. В центральной части Рф, всего в каких-нибудь 300 км от Москвы. Сверился с картой, поселок именовался Свеженькая. Поистине нет предела фантазиям людей в придумывании заглавий мест их проживания, но что потряхивало их воображение в данном случае?

Перед полетом, в Как я улетел в Мордовию? общении с Антоном Моревым я поделился своими намерениями лететь на последнем баллоне до полной выработки газа на малой высоте не исключая способности посадки на лес. Антон произнес, что этого делать не следует. Пролетая над этим лесом, сообразил, что он был прав. Даже при успешной посадке, сообщив свои координаты, можно Как я улетел в Мордовию? естественно побороться за жизнь, но шансов выйти к людям, не имея снегоступов мало. Наземные, вроде бы они не старались, навряд ли сумеют, что ни будь сделать.

Но лес кончился, завершилась и карта. Готовясь к полету, я не задумывался, что улечу так далековато, но не собирался выбирать место для посадки Как я улетел в Мордовию?. Близился намеченный очередной предел в 400 км. Чтоб легче было биться с течением времени, я ставил для себя промежные рубежи, через каждые 100 км. Переключился на 6-ой баллон, проверил работу горелки и закурил. В один момент ощутил сильный запах газа, выкинул окурок, обернулся и увидел на поверхности баллона лужу водянистой фазы. Переливая Как я улетел в Мордовию? через отбортовку, газ стекал на чехол баллона. Перекрыл вентиль и даже желал погасить дежурные горелки. Я не решался включать горелку и аэростат медлительно снижался. Газ бурлил, но испарялся медлительно. Чтоб ускорить процесс надел шерстяную перчатку и начал расплескивать его. Естественно пропан это не водянистый азот, но Как я улетел в Мордовию? я сходу отморозил руку. Газ улетучился, включил горелку и возвратился на прежнюю высоту.

Мной была допущена наигрубейшая ошибка, которая могла привести к грустным последствиям. Заворачивая гайку шланга горелки было надо немного пошевелить его и убедиться, что наконечник вошел без перекоса, а я просто затянул до упора, отсюда и течь.Все повторил поновой, соединение Как я улетел в Мордовию? было герметичным, а рука осталась обмороженной.

В этой суете, я пропустил предел в 400 км. Скорректировал высоту полета на наивысшую скорость и разогнался до 59,9 км/час (наибольшая скорость полета). Сосредоточился лишь на устройствах. Слева увидел огромную промзону, как оказывается в последствии серьезного режима. Было светло, но я точно Как я улетел в Мордовию? знал, что не позже 19-15 нужно быть на земле. Разочаровывало, что солнце садилось в облака, стемнеет ранее. Хотелось лететь. Тогда мне казалось, что я управляю аэростатом, на самом же деле, он был во власти проказника ветра, которому игра с ним, по видимому, доставляла наслаждение. Ветер это что-то живое.

Стало понятно, что Как я улетел в Мордовию? я напрасно протащил 450 км практически 4 баллона газа. По самым умеренным расчетам, газа хватило бы еще на 7 с половиной часов полета, до Волги, кое-где в районе Тольятти. Лететь ночкой можно и это уже неоднократно подтверждено, но садиться тупо, даже при наличии на борту осветительных устройств, эффективность которых Как я улетел в Мордовию? не велика. Зная способности аэростата, с учетом погодных критерий, время старта должно выбираться так, чтоб посадка произошла непременно засветло.

Продолжать полет, нарушая аннотацию, было нельзя. Итог, был бы аннулирован. Но это отговорки, в сей раз, я не сумел преодолеть чувство ужаса перед ночной посадкой. Тогда, принимая решение о посадке, я еще не Как я улетел в Мордовию? знал, что наименее чем через два часа встречу много красивых людей, которые станут моими друзьями.

Впереди увидел населенный пункт и ровненькую площадку перед ним. Спускался стремительно, но по мере понижения ощутил, что аэростат резко повело на лево, на ЛЭП. В нижнем слое была более мощная южная составляющая, о чем Как я улетел в Мордовию? предупреждали метеорологи. Открыл клапан и практически у земли стабилизировал вертикальную скорость до нормы. Сообразил, что попадаю в площадку. Поглядел на GPS (дистанция по треку 459 км, скорость 37,4 км/час).

Посадка прошла штатно, и как мне показалось даже мягко, но гасить оболочку не стал, пытаясь дотянуть до насыпи, полагая Как я улетел в Мордовию?, что это дорога. Забрался на насыпь дороги нет, открыл клапан, но аэростат все равно стащило с насыпи, а за свою тупость получил два удара по спине пустыми баллонами наружной подвески. Метров через 50 тормознул.

К огорчению, я не приготовился к посадке подабающим образом. Было надо надеть перчатки, и как минимум Как я улетел в Мордовию?, положить в кармашек GPS, в итоге растерял и то и это. Только тормознул, звонит телефон. Оказалось что Владимир Тарасов (Палыч). Он знал, что я лечу, и беспокоился. Произнес, что перезвоню, но телефон выскользнул из рук, свалился в снег, и не стал работать. Позвонить наземным я уже не мог, и утратив GPS Как я улетел в Мордовию? не знал координаты посадочного места.

Стемнело, кое как вылез, отцепив долбанные баллоны наружной подвески, которые висели у меня на плечах, запихнул руки в рукава и стал откапывать опломбированный барограф. Откопал, срезал и положил в кармашек. Нацепил на шейку рацию и совершенно запамятовал про закрепленный на раме горелки Как я улетел в Мордовию? высотомер. Он развлекал меня во время полета. Когда я его временами перевешивал, чтоб лучше было видно, он квакал, будто бы сердился. Попробовал отыскать GPS и перчатки, но корзина была набита снегом и что-либо, найти впотьмах, было нереально. Отстрелил сигнальную ракету.

Снег был глубочайший, а наст меня не держал. Оказалось Как я улетел в Мордовию?, что ползти существенно легче. Помыслил про снегоступы. Минут через 10 услышал глас. Отстрелил еще одну ракету, а еще через пару минут, увидел, что по насыпи идет человек. Это был Александр, младший отпрыск из семейства Рогачевых. Поздоровались. Идя за ним, я удивлялся, почему он не проваливается, а я каждый Как я улетел в Мордовию? 2-ой шаг проваливаюсь в снег. Стал идти след в след, и стало получаться. Оказывается я сел на замерзшее озеро, и он шел по известной ему рыбацкой тропе заметенной снегом в этом и был весь секрет. Нам повстречались два парня, поздоровались, но тогда я не знал, что это были мародеры, которые сняли Как я улетел в Мордовию? с аэростата позабытый мной высотомер. Как позже написал в собственном отчете Дамир, расстояние от посадочного места до деревни Мордовское-Коломасово 1,6 км. Наверняка, это так и есть, но мне казалось, что эта тропа нескончаема.

Нас встретила дама с прекрасным русским именованием Аграфена, мама Александра и Анатолия. Оказывается, мужская Как я улетел в Мордовию? часть семейства только-только вышла из бани, когда меня угораздило приземлиться, они сразу поторопились на мои поиски. Глава семейства, тоже Александр, пошел на лыжах и, провалившись в глубокую канаву, сломал обе лыжи. Посадили за стол. К моему удивлению семья оказалась не пьющей, но для гостя отыскали спирт и налили Как я улетел в Мордовию? тарелку жаркого супа. Только испил и взялся за ложку, как приехала полиция. Кто прилетел? Кто стрелял? Спросили документы. В кармашке комбинезона у меня были ксерокопии документов, но их это не устроило. Отношение было настороженно-доброжелательное, но пришлось проехать в отделение. Супу так и не поел.

Анатолий по моей просьбе позвонил Марине Как я улетел в Мордовию? в Москву и через нее, мои наземные узнали, где я нахожусь. Попросил, чтоб ехали сходу в милицию, зная по опыту, что это навечно. В милиции люди оказались не нехорошие. Их необходимо осознать. Начальство спросит: «Кто прилетел? Кто стрелял»? а они не знают. Часа через два я оказался Как я улетел в Мордовию? в объятиях собственных наземных. Нашей радости не было предела. Смотря на нас, улыбались даже милиционеры. Передал Дамиру барограф. Зная, что такое подбор, я осознавал, как им было не просто, но мне было не постыдно перед командой за итог. В последствии оказалось, что мы установили сходу два государственных рекорда: дальности 456,9 км, и длительности Как я улетел в Мордовию?, в подклассе аэростатов АХ-8, 11 часов 3 минутки.

Поехали вспять к Рогачевым, где нас уже ожидали сотрудники ФСБ и зам. прокурора Мордовии, прибывшие из Саранска. Позже подъехали зам. министра МЧС Мордовии с начальником Мордовской Республиканской аварийно-спасательной службы Владимиром Ахремкиным, с которым мы потом сдружились. Естественно, мы все Как я улетел в Мордовию? были удивлены таким вниманием, но я уже задумывался, как эвакуировать аэростат. Более реальным казалось дотащить туда вентилятор, и стартовав вкупе с ним, пропархать до дороги. Нам была предложена помощь, снегоход с санями и мы с благодарностью ее приняли.

Днем пошел снег, началась метель, и о взлете не могло быть и речи Как я улетел в Мордовию?. К месту посадки мы и спасатели прибыли сразу. Не бросили нас в тяжелую минутку и Рогачевы. Вадиму удалось откопать в снегу GPS, но я об этом вызнал позднее, когда в его поисках прополз на четвереньках по следам волочения, ни как более 900 метров. Высотомер не отыскали, но я не Как я улетел в Мордовию? мог поверить, что его могло сорвать с липучки. Благодаря спасателям эвакуация прошла довольно стремительно. Мне показалось, что они делали свою работу с наслаждением и чувством гордости. «Козлов», которые сняли высотомер с аэростата, мы отыскали, прибор забрали, и этот противный эпизод не попортил нам настроения.

Семейство Рогачевых меня изумило Как я улетел в Мордовию?, почти во всем изменив отношение к Русской глубинке. Глава семейства Александр Дмитриевич по образованию историк, «хобби» – прораб, на стройках Москвы, его супруга, Аграфена Васильевна, по образованию дирижер хорового отделения, посодействовала Александру, моему спасителю, раскрыть его певческий дар, а Анатолий ухитрился в глубинке получить два высших образования.

Перед нашим отъездом Как я улетел в Мордовию? Аграфена выпекла нам истинные мордовские блины. Блины я люблю, но они были шириной ни как более 2-ух см и поперечником с небольшой тазик, понятно без водки много не съешь. Разговорились, и Александр Дмитриевич упомянул в общении поселок Инсар. «Не тот ли это Инсар, где приземлился стратостат»? - спросил я. Конкретно тот Как я улетел в Мордовию?, там и памятник есть.

Я всегда восторгался подвигом героев стратонавтов, которые 30 января 1934 года достигнули высоты 22000 метров, и еще в студенческие годы откладывал средства, чтоб приобрести редчайшую серию почтовых марок (выпуск 1934 года), посвященную их памяти, переданную мной прошлой осенью в Великолукский музей Российской почты. Волею варианта, я сделал посадку всего в 18 километрах Как я улетел в Мордовию? от того места, где в неуправляемом режиме приземлился стратостат «Осоавиахим-1» с погибшим экипажем в составе: командира экипажа Павла Федосеенко, членов экипажа Андрея Васенко и Ивана Усыскина. Понятно, что проехать мимо мы не смогли.

Вспять проехали много больше, чем пропархал, около 800 км, и возвратились на место старта только Как я улетел в Мордовию? через 13 часов. Вещественная часть не пострадала, кроме вентилятора. Он был закреплен на дышле прицепа, и от вибрации вышло разрушение рамы.

Полагаю, что при выполнении таких полетов, команда сопровождения должна находиться в тесноватом контакте с региональными службы МЧС по маршруту полета. Они должны быть не только лишь заблаговременно проинформированы о полете, да Как я улетел в Мордовию? и получать о нем текущую информацию. Люди там отличные, имеют технику, всегда готовы посодействовать и с ними должны быть налажены неформальные дела, но снегоступы должны быть в корзине.

Я уже гласил, что в милиции люди оказались не нехорошие, и в доказательство этого получил от их письмо с Постановлением об Как я улетел в Мордовию? отказе в возбуждении уголовного дела по факту совершенной посадки аэростата из-за отсутствия состава злодеяния. Более глуповатого документа мне читать не приходилось, и я сохранил его на память. Передали мне и газету «Вечерний Саранск» со статьей о полете. Почти все в ней гиперболизировано, но к счастью Как я улетел в Мордовию? мы уехали ранее, чем приехали корреспонденты, интервью я не давал и совесть моя чиста. Я не свалился, а сел, вправду утомился, спотыкался и падал, но откуда спазмы от переохлаждения, откуда это кислородное голодание от полета на высоте 1200 метров, и в конце концов, эта парализация. Ох уж эти корреспонденты.

Полтергейст

Полагаю, что Как я улетел в Мордовию? количество воспоминаний, получаемых пилотом от полетов на аэростате назад пропорционально его налету. Эйфория первого полета равномерно проходит, сменяясь ежедневной актуальной прозой, и, все же, некие полеты и действия связанные с ними, остаются в памяти навечно и запоминаются до мелочей. Об одном из их я и желаю поведать.

Это Как я улетел в Мордовию? был утренний полет 9 июля 2006 года на Чемпионате Рф в Величавых Луках. На каждый полет спортивная дирекция назначает пилоту обсервера (спортивного наблюдающего). Кто непосредственно назначен, пилот выяснит на предполетном брифинге. В сей раз лететь с нами выпало Диане Насоновой. У меня есть правило всегда спрашивать обсервера готов и желает ли он лететь Как я улетел в Мордовию?, но еще никогда не было варианта, чтоб кто-то отказался и зря. Пилот вправе не брать в полет обсервера, но в данном случае рискует усугубить собственный итог. К огорчению, на соревнованиях время от времени бывают такие старты, когда и самому лететь не охото, не говоря о том Как я улетел в Мордовию? чтоб брать в полет обсервера. Но спорт есть спорт, и в проблемных стартах спортивная дирекция, по моему воззрению, должна почаще прибегать к полетам «соло», когда летит только пилот, очень используя способности логгеров.

В это утро все складывалось по другому. Погода и настроение были красивыми, и по требованию штурмана Вадима Симакова мы Как я улетел в Мордовию? кроме обсервера взяли в полет пассажира, серьезно настроившись на выполнение полетных заданий. Цель выслеживали по GPS, и, меняя высоту, прицеливались, как поточнее на нее выйти. Цель по курсу, но когда начали понижение, круто обошли ее справа. Возвратившись на прежнюю высоту, сообразили, что ничего делать было не нужно Как я улетел в Мордовию?. Сосредоточились на 2-ой цели, но как мы ни старались, нам не удалось отклониться от нее более чем на 23 метра, обойдя ее слева. Позже, посмотрев на трек полета, мы длительно смеялись над выполненным нами слаломом.

Стали выходить на выполнение третьего задания, которое заключалось в прохождении наибольшей дистанции в обозначенном в задании Как я улетел в Мордовию? треугольнике. Для того чтоб войти в треугольник нормально, нам необходимо было уходить правее, как следует, идти на маленькой высоте. Так мы и сделали. Через некое время оказались над маленьким дачным поселком Дубрава. Высота была 70-80 метров, что, как мне казалось, полностью неопасно для выполнения полета. Но 72 статью Воздушного кодекса, никто не Как я улетел в Мордовию? отменял, а в ней сказано, что полет воздушного судна над населенным пт должен производиться на высоте, позволяющей, в случае его неисправности, произвести посадку за пределами населенного пт. Воздушные суда бывают различные и непосредственно высота полета в Кодексе не определена. Будучи на сто процентов уверенным, в надежности аэростата я не Как я улетел в Мордовию? кинул этому значения и тем сделал предпосылку к летному происшествию.

По шуму горелки сообразил, что в первом баллоне завершается газ, и попросил штурмана произвести переключение. Мы шли с маленьким набором высоты, и необходимости обогрева воздуха в оболочке не было, но когда такая необходимость появилась, я сообразил, что газ Как я улетел в Мордовию? в горелку не поступает. Баллонный вентиль и огневой клапан открыты, баллон полный, а газа нет. Проверил соединение баллона и шланга горелки. Этого просто не может быть. На старте, при жарком наполнении я работал с 2-ух горелок. Произошел непонятный мне и до настоящего времени отказ топливной аппаратуры. Все бы ничего, если Как я улетел в Мордовию? б не максимально низкая высота и поселок под нами. Я попросил Вадима ускорить переключение, а экипаж приготовится к посадке.

Мы падали, но я осознавал, что даже при полной загрузке аэростата больше 2-2,5 м/с с этой высоты разогнаться не сможем. Опасности экипажу нет. Но под нами был поселок. В Как я улетел в Мордовию? какой то момент я ощутил, что даже если возобновится подача газа от столкновения нам уже не уйти. Но от столкновения с чем?

Падали тихо, под углом градусов 60 и по нашей линии движения было понятно, что на маленькой дачный участок (соток 6). На участке три шиферные крыши: маленького 2-ух этажного домика и видимо Как я улетел в Мордовию? гаража и бани. Перед участком, повдоль улицы, маленькая ЛЭП. Перелетим мы ее либо нет неясно. Все это происходило в течение, каких то нескольких секунд. Семь часов утра, и вдруг я увидел, что на крыльце этого домика стоит мужчина в трусах и следит за нами очевидно не понимая Как я улетел в Мордовию?, что мы падаем на его участок. Я замахал руками и заорал: « Уходи, уходи»! Масса аэростата, с учетом массы перемещаемого в его оболочке воздуха, составляет около 3-х с половиной тонн и даже при скорости 3-5 м/с, он обладает большой разрушительной силой, способной снести крышу легкого древесного сооружения.

С крышами разминулись. По Как я улетел в Мордовию? звуку лопнувшей струны сообразил, что оборвали ЛЭП. Треск, удар. Корзина отлетела под яблоню, а оболочка по инерции накрыла нас вкупе с ней. Вадим заорал, что переключился и волшебство, возобновилась подача газа не только лишь через клапан, на который было изготовлено переключение, да и по отказавшему в полете контуру. Понимая, что Как я улетел в Мордовию? это не самое подходящее место для посадки с треском от ломавшихся сучьев мы взлетели.

Выкинул застрявшую в рангоутах ветку и оглядел оболочку. Суровых разрывов не было. Стали набирать высоту, понемногу все успокоились, и стало понятно, что после происшедшего нужно выбирать место для посадки. Прошли обильные дождики, грунтовые дороги развезло, и Как я улетел в Мордовию? лучше было сесть ближе к асфальту. За маленьким прудом, на который мы вылетели, показалась грунтовка, ведущая к шоссе. Пропархать мимо очень не хотелось, и я сказал экипажу, что будем приводняться. Опыт посадок на воду у меня был маленькой, потому, входил довольно круто, а у самой воды Как я улетел в Мордовию? к тому же приоткрыл парашютный клапан. Посадка на воду всегда мягче и нет отскока. Диана находилась в фронтальной по ходу части корзины, и, имея солидный опыт посадок, в том числе и экстремальных, присела. Приводнились с вертикальной скоростью около 2 м/с, метрах в 40 от берега, но этой скорости хватило, чтоб корзина заполнилась водой Как я улетел в Мордовию? практически на 2/3. Переднюю часть, притопило еще более и Диана практически стопроцентно оказалась в воде. Причалили к берегу и вынули аэростат на дорогу, если ее можно было так именовать. Подъезда не было и мы с Дианой пошли в сторону шоссе встречать машину сопровождения. Пока шли, я извинился Как я улетел в Мордовию? перед ней за все летные и водные приключения. Жаль мне обсерверов, в особенности девчонок.

Повстречали машину, в какой имелся сухой набор мужской одежки, но Диана переодеваться отказалась, чувствовалось, что обида все-же есть. Так и пришлось везти ее влажную на аэродром. Доложил РП о летном происшествии, подписал не читая, значительно подмоченный отчет Как я улетел в Мордовию? о полете и поехал решать сделанные мной задачи.

Что гласить, как в глаза глядеть. Понятно, что страховка от вреда третьим лицам неоднократно перекрывает нанесенный вред, но это позже, а что на данный момент? Так и не отыскал подходящих слов, зато улицу отыскал стремительно, а по оборванным проводам Как я улетел в Мордовию? и участок. Постучал в калитку. Вышел владелец, это был Александр. Поздоровались. Я был в комбинезоне, да и так не тяжело было додуматься, что я пилот этого злосчастного аэростата. Я знал, что ты придешь. Пригласил пройти. Присели…. Извинился, сказал, что вышло, и предложил немедля решить вопрос о компенсации вреда. Клумбу с Как я улетел в Мордовию? розами срыли, вишню сломали на корню, серьезно повредили яблоню, сломали бетонную лавочку и столб забора, оборвали ЛЭП (провод фазы, висел на дереве).

Знаешь Виктор, мы с супругой эту вишню издавна собирались спилить, яблони нужно временами прорежать, а клумбу и лавочку мы поправим. Я на данный момент на пенсии, а Как я улетел в Мордовию? всю жизнь проработал машинистом электровоза, и мне понятны чувства, когда от тебя уже ничего не зависит. Средств нам не нужно, закрой вопрос с ЛЭП. Напоили чаем и угостили медом со собственной маленькой пасеки. Через полтора часа энергоснабжение в поселке было восстановлено, но мне очень хотелось отблагодарить этих красивых Как я улетел в Мордовию? людей.

Вышло все напротив. На закрытие Чемпионата Александр, в символ благодарности, что он, таким макаром, приобщился к воздухоплаванию, подарил нашей команде огромную банку меда и еще мед в сотах, и я, в конце концов, додумался, откуда он берется. С его внучкой Викой, лет 5, мы познакомились еще на даче. Мы сдружились, и Как я улетел в Мордовию? у нас оказалось много общего, очень любим мороженое и летать на воздушных шарах. Она обещала полететь со мной, когда незначительно подрастет и еще непременно станет штурманом, как ее тезка Вика Астратенок. Вот такие они лукчане.

После подбора мы приехали в аэропорт, и я занялся проверкой топливной аппаратуры в поисках Как я улетел в Мордовию? предпосылки ее отказа в полете. Находить причину отказа, когда аппаратура работает дело не признательное, ну и сама конструкция при ее простоте фактически исключает возможность его появления. Советовался с аэронавтами, спрашивал у профессионалов на конференции по безопасности, никто не сумел ответить на вопрос, что могло произойти. Полтергейст, ну и только Как я улетел в Мордовию?. Я не суеверный, но с того времени в полете, на всякий случай, временами проверяю работу параллельной горелки.

Ярославская масленица

Масленица в 2007 году пришла рано, посреди февраля, зная это, Сергей Баженов заранее организовал проведение фиесты термических аэростатов в славном городке Ярославле. Поесть блинов на халяву, собралось 10 экипажей, но я бы Как я улетел в Мордовию? никогда не стал вспоминать об этом, если б ни происшествия связанные с единственным полетом, который удалось совершить над этим красивым городом.

Погода была морозной, но веселило то, что не было необходимости рано вставать и поздно ложиться, так как зимой можно летать в хоть какое время, не боясь тепловой Как я улетел в Мордовию? активности. Шестнадцатого февраля был красивый солнечный денек, около – 15 градусов при маленьком северном ветре 4-6 м/с. Устроители, приняли решение о групповом старте с маленького стадиона, размещенного неподалеку от исторического центра городка.

Мы приехали в Ярославль с полной заправкой газа оставшегося после фиесты в Сочи и, как оказывается, лететь на Как я улетел в Мордовию? этом газе было просто нельзя. При этой температуре давление в системе не превышало 0,5 - 0,7 атмосфер и фактически сходу после включения горелки падало практически до ноля. Высота пламени не превосходила 1-го метра. К огорчению это выяснилось конкретно на старте, а поддавить метаном способности не было. Выручил Сергей Баженов, который одолжил нам два Как я улетел в Мордовию? обычных баллона.

В полет я взял сотруднику по работе, тогда еще студента МАДИ Андрея Исмаилова, и по требованию организаторов телеоператора. Оба на аэростате летели в первый раз. Полетели фактически на юг, и было надо разминуться с огромным нефтеперерабатывающим заводом, расположенном при заезде в город по Столичному шоссе. 2-ая Как я улетел в Мордовию? задачка, сесть в конкретной близости от дороги, чтоб успеть на ужин, не перенапрягая команду сложным подбором. С заводом разминулись, и я начал присматривать место для посадки.

Высота была 500 – 600 метров, видимость хорошая, но низковато висящее солнце светило прямо в глаза. Километрах в 2-ух поперек дорога, за ней длиннющий 4 этажный производственный корпус, перед Как я улетел в Мордовию? дорогой маленький лесной массив. С лева к промзоне, за корпусом, подходит ЛЭП. Сходу за лесным массивом, перед дорогой, хорошая площадка. Принял решение садиться там.

Скорость у нас была маленькая, да и площадка малая, потому на подлете, довольно длительно, шли прямо по маковкам деревьев. Кончился лес, и уже заходя на Как я улетел в Мордовию? посадку, сразу узрели, что летим в провода ЛЭП. Попросил экипаж распереться понизу корзины.

Стало понятно, что уйти от контакта скороподъемности не хватит, открывать парашютный клапан подостывшей оболочки, в попытке поднырнуть под провода, высоковато, не много не покажется, ну и велика возможность, что обмякшую оболочку закинет на провода, и мы на Как я улетел в Мордовию? их зависнем. К тому же прямо под нами было припарковано несколько легковых автомобилей. Хватит, не хватит - только ввысь, и включил две горелки, оценив, как принципиально время от времени бывает не плохое давление газа в баллонах.

К моменту контакта с первым проводом аэростат только что стабилизировался. Контакт произошел на Как я улетел в Мордовию? уровне высшей части юбки оболочки, и оболочку стало заваливать на ЛЭП, прижимая ко второму проводу. ЛЭП была 3-х проводная, к счастью либо нет, без верхнего нулевого железного троса. Но сказывалcя и нагрев оболочки, она становилась все более упругой и сопротивлялась заваливанию. Скользя рангоутами по проводу, мы медлительно поползли ввысь. Рангоуты Как я улетел в Мордовию? это железные троса, на которых корзина подвешена к оболочке. В какой то момент они все-же задели второго провода. Эффект был впечатляющий, будто бы начались сварочные работы.

Руки у меня были заняты, и пытаясь закрыть лицо от брызг расплавленного алюминия, ничего не оставалось, как уткнутся лицом в рукава Как я улетел в Мордовию? куртки. Ощущались, какие то подергивания корзины, но я не осознавал, отчего они происходят. В конце концов фейерверк закончился, провод начал скользить по чехлам стоек крепления горелки, выполнявших роль изоляторов, либо сработала автоматическая защита на подстанции. Провод уперся в гнезда для установки стоек горелки и не давал нам способности соскочить с Как я улетел в Мордовию? него. Он был поперечником 2 – 2,5 см и сплетен из дюралевой проволоки. Разорвать таковой провод аэростатом, при большенном провисе, нереально. Я осознавал, ну и в книгах пишут, что его можно оттолкнуть рукою и это неопасно, но психологически был к этому не готов. Эта противоаэростатная конструкция никак не желала выпускать нас из Как я улетел в Мордовию? собственных объятий. Переместившись на обратную от провода часть корзины, я стал раскачивать ее и нам, в конце концов, удалось соскочить с этого провода, сорвав рукоплескания собравшихся зевак.

Оболочка была очень перегрета, и мы уходили ввысь с огромным ускорением. Открылся парашютный клапан, и, невзирая на то, что мы шли ввысь Как я улетел в Мордовию?, пришлось потихонечку подогревать оболочку. Через некое время полет стабилизировался и я увидел, что 4 из 12 рангоутов (по два с каждой стороны) перегорели и свисали с оболочки. На замшевых перилах корзины и моей вязаной шапочке застыли струйки расплавленного алюминия. Стали понятны и предпосылки подергивания корзины, они происходили, когда перегорал очередной рангоут Как я улетел в Мордовию?. Подфартило, что не перегорели все 6 с одной стороны. Полагаю, в данном случае, корзина наклонилась бы под углом градусов 45 и не знаю, удалось бы так развернуть горелку, чтоб навести пламя вовнутрь оболочки с болтающейся юбкой. Но к счастью этого не вышло.

Натерпевшиеся пассажиры взмолились о незамедлительной посадке, но Как я улетел в Мордовию? садиться где попало, в снежном поле мне не хотелось, к тому времени мы уже вылетели за черту городка. С учетом пожеланий приземлились конкретно там, аж в 500 метрах от маленький деревушки, создав огромные трудности с подбором. Вышли на дорогу, куда подъехала наша машина сопровождения. Смеркалось. С подбором аэростата решил отложить до Как я улетел в Мордовию? утра, и мы возвратились в гостиницу. Доложил РП о летном происшествии и пошел спать.

Днем команда меня разыграла. Стали собираться на подбор, позавтракали и пошли к машине. Подхожу и вижу, что аэростат в прицепе. Ну, рассказывайте. Вечерком приехал Миша Баканов, он рекордсмен Рф, знает, как следует готовиться к зимним Как я улетел в Мордовию? полетам, но главное, он неплохой. Привез не только лишь оборудование для наддува баллонов метаном, да и снегоход. Предложил помощь и моя команда, вкупе с добровольцами – аэронавтами подобрала аэростат без роли КВС. Молодцы естественно, но думаю это не совершенно верно.

Решили временно отремонтировать перегоревшие рангоуты, чтоб продолжить роль в Как я улетел в Мордовию? фиесте. План был таковой, соединить их накладками тросов, закрепив особыми хомутами. Поехали на авто рынок и заполучили два комплекта тросов для ручного тормоза автомобиля «Москвич». Из того, что было, они более всего подходили для этих целей. Заполучили и хомуты, по два на каждый оборванный конец. Но Баженов, отвечающий за безопасность Как я улетел в Мордовию? полетов, воспротивился этой идее. Его поддержали Юрий Таран и Александр Таланов, Станислав Федоров промолчал. Решили, что точку в споре может поставить только опыт. Я был уверен в надежности такового соединения полагая, что поначалу порвется трос. Поспорили с Юрием Павловичем на маленькую сумму, я притащил троса, сделал соединения Как я улетел в Мордовию? и мы пошли на улицу экспериментировать.


kakaya-tkan-raspolagaetsya-v-centre-kornya-pri-vtorichnom-stroenii.html
kakaya-velichina-principialno-opredelyaet-temp-rasshireniya-vselennoj-i-vozmozhnost-smeni-rasshireniya-na-szhatie.html
kakaya-zhe-est-vzaimosvyaz-mezhdu-holesterinom-i-kofe.html